АМС:










Вверх страницы
Вниз страницы

Dead Men Tell No Tales

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dead Men Tell No Tales » Альтернативные повести » Двери отворяются раз, что-то намечается два [сентябрь 1744]


Двери отворяются раз, что-то намечается два [сентябрь 1744]

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Двери отворяются раз, что-то намечается два

Дата, место: за старт сентябрь 1744, сокрытый остовок-тюрьма в Атлантическом Океане
Участники: Jack Sparrow & Stratim

http://picua.org/img/2017-03/18/f9icsas21rfnvtarw04dqkslt.gif

Как не найти сокровища, но освободить запертую по всем фронтам богиню? Достаточно просто быть капитаном Джеком Воробьём.

0

2

Знаете, в чем заключается величайшее наказание для любого живого существа, в чем заключается его величайшая слабость, по сравнению с которой все остальные кажутся невероятно мелкими вещами, которые можно в действительности с легкостью преодолеть? То, что наносит боль не столько физическую, сколько духовную Одиночество.
Одиночество - это самая настоящая пустота, из которой выбраться самостоятельно практически невозможно. Одиночество - это когда рядом с тобой нет и, возможно, никогда более не будет человека, с которым можно хотя бы поговорить, даже если этот разговор будет носить непродолжительный и негативный характер и оставит после себя неприятные ощущения. Одиночество - это осознание того, что ты отвергнут окружающими, что ты ими презираем и что ты никому, кроме себя самого, не нужен.
Конечно, вполне возможно, ты кому-то там, снаружи, и нужен. Только этот кто-то не особо старается тебя из передряги вытащить. И для этого могут существовать вполне естественные причины. Страх перед теми, кто стоит выше этого кого-то и имеет гораздо больший авторитет. Обида на заключенного за слова, которые могли быть брошены в порыве чувств, или за плохой поступок. Отсутствие самой возможности добраться до ключа к тюрьме и вытащить оттуда своего, вероятно, бывшего соратника по делу. А, возможно, все эти причины вместе взятые.
У Стратим было достаточно времени для того, чтобы обдумать многие вещи, о которых раньше не задумывалась. В частности о том, почему другие боги так относились к ней и почему они так поступили. Хотя над последним не нужно было много думать: нежелание принять её точку зрения, желание покарать непослушных, страх перед тем, что некоторые боги последуют её примеру и начнут помогать людям вместо того, чтобы их карать. Но вот та же самая Калипсо, которая была участницей карательного отряда богов, что заточили её в женскую оболочку и заключили в тюрьму, была просто вынуждена поступить так. Если бы она не согласилась с мнением верховников, то наверняка бы тоже томилась в темнице. Хотя, если так подумать, то вдвоем находиться в подобном месте гораздо веселее и приятнее, нежели в одиночку.
Но вот тюрьма богини, которая представляла из себя туман, сквозь который ничего не видно, внезапно начала исчезать. Сквозь туман пробился в начале один луч яркого, слепящего глаза света, потом второй, а затем, когда все лучи ударили по туманы, от него не осталось и следа.
"Кто-то сломал сломал ключ..." Естественно, необходимо было понять, кто же этот сделал. Вдруг это верховники образумились или просто-напросто решили над ней смилостивиться?.. Это вряд ли. Или, может, это кто-то из последователей Калипсо по её указу явился?. Тоже мало вероятно. Как никак, а наверняка с момента заключения богини в тюрьму её подруга ни разу не дала о себе знать.
В любом случае, теперь она на свободе. Теперь её ограничивает лишь хрупкая человеческая оболочка. А за это стоило поблагодарить одного моряка (а перед Стратим стоял именно моряк, в этом сомнений не было), который явно не ожидал такого поворота событий.
- Доброго времени суток, - постаравшись более-менее спокойно проговорить, дабы сдержать рвущиеся наружу эмоции, она, однако, не смогла спрятать от него свою улыбку. - Позвольте спросить: где это я оказалась? Как вы обнаружили ключ? - показала рукой на горстку песка на месте разрушенного артефакта, служившего ключом, - Можете ли Вы объяснить, как далеко ушло развитие людей?.. - сделав небольшую паузу, она добавила: - И мне хотелось бы узнать имя того, кто оказал мне такую услугу и вытащил меня из очень неприятного для пребывания места.
Закончив свою речь, она слегка наклонила голову, и в глазах её читала надежда на его более-менее адекватную реакцию, а также на то, что он сможет ответить на все её вопросы, которых даже в первые несколько секунд пребывания в реальном мире имелось достаточное количество.

+1

3

[indent] Знали бы вы, сколько всего Джек преодолел, чтобы jказаться в этом странном и цивилизацией забытом месте. Сколько месяцев он провёл в океане, сколько островов посетил для того, чтобы найти мифологический артефакт. Как, вы не знаете? А, да, точно не знаете: не всем посчастливилось напороться на турецких порядков и испанских колонистов из центральной Америки. Между тем, согласно подхваченным у них Воробьём слухам, где-то в самом сердце Атлантического Океана, вдали от континентов и вне зоны обитания людей, находится некий остров, в котором божества спрятали нечто ценное; уникальную вещицу, владение которой позволит обладателю едва ли не подчинять себе ветра, пользуясь всеми теми удачами, что способны только выпасть на долю моряка. Артефакт ли, дающий все богатства, вещь ли, оберегающая от непогоды и невзгод — мнения касательно конечного приобретения разнились, но если остальные говорили, то капитан Джек Воробей стал тем, кто решился отыскать то, о чём слагают мифы.
[indent] Он правда ожидал и логично верил в то, что результаты его трудов окажутся не напрасными. Что найдет нечто ценное, считайте, материальное. Даже провёл две недели в диком племени, подбираясь к «островному ключу», который должен был открыть проход. В общем-то, стал богом для туземцев, а затем исчез вместе с артефактом — очень в его стиле, правда, один пистол пришлось оставить дикарям. И ладно, справедливый обмен, капитан явно не планировал слишком печалиться. А затем бесконечно долго бороздил океаны, ориентируясь исключительно на свой компас и водяной туман, всё по тем же поверьям ведущий к острову.
[indent] Разбить «ключ» тоже оказалось той ещё задачей. Пришлось сооружать целую конструкцию из камней, чтобы скрытый внутри ядовитый пар выветрился посредством трещины от удара, а после штуку можно было без опасения словить нелепую смерть доломать самолично.
[indent] Да, конечно же после этого всего Джек ожидал увидеть нечто ценное, стоящее всех этих приключений, понятное ему и, что тоже важно, команде, ещё более примитивной, чем их капитан. Однако, увы, но нет.
[indent] Сначала с неба упал паровой туман, затем, когда рассеялся и окружение вновь стало видимым, погода над островом рассосалась и, о чудо, не Воробей попал в сокровищу, а сокровище само попало к нему. Вместе с пропавшим с концами туманом.
[indent] «Женщина?» — пират так и застыл, качнувшись да уставившись на странноватого вида незнакомку. — «?» — и смотрел, и смотрел. — «Да, точно, женщина», — сам себе поморщил носом, покачал головой, отмахнулся. — «Это и есть сокровище? Сомнительной ценности. Хорошее чувство юмора у тех, кто пустил легенду. Ха-ха. Ха-ха. Ладно, не смешно».
  [indent] Между тем та самая женщина заговорила, заставив Воробья отвлечься от сетования в монологе с собой.
[indent] — Вам рассказать с самого начала или можно упустить часть про поклонение жукам у тунеядцев? — да, он это серьёзно. Или нет? В любом случае, его руки весьма активно зажестикулировали,  один глаз чуть прищурился. Качнулся. — Я не знаю, с какого момента отсчитывать, но сейчас людей принято вешать. И пушки, — он свёл брови на переносице, вникая в то, знает ли об это женщина и, собственно, что она вообще есть, — это... такие штуки, в которые засыпаешь порошок и они пыляют тяжелыми предметами, которые пробивают корабли, смекаешь? — одна рука показывает кулак — шар, другая дырку — кольцо из пальцев, кулак выстреливает из кольца... оно понятно, нет? Ладно, на самом деле Джек просто спасает себя от стресса и разочарования. — А,  да. Капитан Джек Воробей, — он растянулся в улыбке, но руками развёл по воздуху, чтобы предотвратить возникновение последующих вопросов. — Я очень тронут тем, что неслыханным сокровищем оказалась душечка, это всё просто великолепно, но... Давай ты пояснишь мне, кто ты есть, и тогда мы продолжим разговор в понятной манере? — не то чтобы появившаяся вместе с туманом странно одетая и задающая не менее странные вопросы женщина была очень понятным собеседником. Вообще ни капли не понятным. Джеку ну очень нужно вникнуть, что он откопал и что происходит, а уже потом перефразировать и свои вопросы, и свои ответы, ибо уточнений, очевидно, у душечки возникнет немало.

+1

4

- Как посчитаете нужным, - она мягко улыбнулась, словно пыталась таким образом извинится за то, что моряк, вероятно, увидел не то, что хотел. Конечно, можно списать его реакцию на то, что он вообще впервые видит представителя рода богов (а это может быть действительно так). Но те, кто покоряет моря и океаны, всегда ищут что-то ценное, желательно материальное, в частности всевозможные сокровища в виде драгоценных камней и благородных металлов. И незнакомец, вероятно, не были исключением из этого правила.
Кстати, нужно отметить, выглядел он... Достаточно необычно, по мнению Рух. Белая рубаха, грязного серого цвета жилет, такого же цвета брюки и сапоги достаточно большого размера. Также наблюдался коричневого цвета пояс, на котором висела сабля, а также какое-то странное оружие, вероятно, для стрельбы, хотя кто ж их, людей знает. Ну, а что касается прически... Она у него не менее необычная, чем наряд. Темные волосы заплетены во всевозможные косички, украшенные бусинами, между которыми периодически виднелись перья и монетки. А завершал весь этот образ треугольной формы головной убор, одетый поверх алого куска ткани.
В конце концов, начались объяснения, пусть и не особо понятные. Хотя, нужно отметить, благодаря своему воображению на основе полученной информации мать птиц сумела представить себе орудие, называемое пушкой. "Наверное, я провела в этой тюрьме несколько веков, раз люди теперь наверняка используют для нападения эти самые пушки вместо катапульт... В любом случае, теперь тюрьма позади, и я могу вздохнуть более-менее спокойно".
- Да, - немного нахмурилась, дослушав объяснения, так как все равно не особо представляла, как такая штуковина может работать. Но, вскоре услышав наконец-то имя того, кому она обязана своей свободой и, следовательно, открывшимися возможностями, она убрала свои мысли об этой странной конструкции и протянула руку навстречу - так, кажется, всегда люди приветствуют друг друга? - Конечно, - сделав небольшую паузу, она начала выкладывать все, как есть. Рано или поздно, но все тайное становится явным. К чему ей лишние проблемы? Меня зовут Стратим, и неизвестно сколько времени я провела в своеобразной тюрьме только из-за того, что перестала подчиняться указам верховных богов. Те не могли смириться с тем, что их последователей становится все меньше и меньше, в назидание другим божествам, - а вот этот момент подробно она не стала пояснять. Просто не хочет, чтобы из памяти вновь вынырнули не самые светлые и приятные воспоминания. - Но вот ключ сломан с твоей помощью, и я на свободе, пусть и в человеческом теле... - ненадолго замолчав, словно раздумывая над тем, что можно добавить к ранее сказанному, она вдруг задала вопрос: - Кстати, а сколько времени прошло с того момента, когда начались гонения на последователей единого бога-творца?..
А почему бы и не узнать это? Хотя бы будет иметь более полное представление о том, сколько времени прошло с момента заточения богини-бунтарки, пошедшей против более сильных и могущественных богов, в магической ловушке. Ну, и как изменилось общество в религиозном плане с того момента.

+1

5

[indent] Вот как. Всё оказалось куда сложнее, чем показалось сначала. Капитану нужно в этом разобраться и расставить всё по своим местам, дабы планировать дальнейшие шаги. Руку-то он пожал, конечно, подойдя ближе. Но на этом не всё.
[indent] — Секунду, — Джек немного затормозил, переспросив. — Богиня? — не то чтобы его могло подобное удивить: с одним из богов-чудовищ он заключил сделку; с другой у него когда-то давно был роман, пока Тиа Дальма не стала самим морем; на золото других богов он охотился, да и за саблей не от мира сего тоже. Потому у Воробья иммунитет, не думайте. Только от понять бы, какая ему польза от богини, как теперь объясняться команде и, в общем-то, в каком направлении двигаться дальше. А, ну и да: богиня оказалась достаточно привлекательной и воспитанной, чтобы в капитане поселились сомнения касательно решения-мыслей оставить её здесь, мол пускай дальше сама разбирается. — Стратим, богиня. Ладно, хорошо, понял, ещё одна занимательная компания, — пробормотал себе, проведя рукой по усам и смотря куда-то в пол, а после обратил внимание на женщину, в лёгком недоумении приподняв брови. — Я застал только гонения тех, кто верит в единого Бога, против тех, кто в него не верит. И, кстати, они до сих пор продолжаются, это сейчас в моде, — спокойно пояснил, пытаясь по ходу прикинуть, а не в тысячелетиях ли случаем стоит исчислять? Это, выходит, Стратим просидела здесь столько времени и даже не усопла? Не постарела, не обвисла (Воробей был бы не Воробьём, если бы не присмотрелся и к этому). — Потому, полагаю, времени прошло много. Но, если это как-то скрасит адаптацию к современности: островные туземцы до сих пор поклоняются... разному. Даже мне. Целых две недели, — пират растянулся в смешливо-горделивой улыбке. — И что же теперь, когда... — он обвёл взглядом кружение, ногой пошаркал песок, — тюрьмы более нет? Мне уже ждать, что за этот поступок толпа недовольных богов начнут преследовать мой корабль в горячем желании его потопить? — ну, на самом деле, неплохо бы знать, если что-то так. Джек, конечно, привык к тому, что его все хотят убить, и даже без богов таковых хватало, но если уж весьма опасное пополнение в списках желающих, то ему стоит быть в курсе. Хотя лучше, конечно, чтобы о Стратим успели позабыть и он, объяснившись перед командой, продолжил свои скитания по морским просторам.
[indent] Обнаружил себя на том, что практически нагло пялится на женщину. Потому поспешил перевести взгляд на свою руку, за которую ранее поздоровалась богиня, и покрутил её туда сюда: о, рука, о, пять пальцев! Здорово, да? А то, что на деле мысли заняты другими вещами, куда более серьезными и внушительными, нежели его несуразный вид, знать никому не стоит. Ведь, в самом деле, со всеми этими новостями теперь надо что-то делать и решать, как поступать дальше.

+1

6

Первые несколько секунд после, как могло показаться на первый взгляд, естественного со стороны простого смертного вопроса богиня ничего не говорила, словно пыталась обдумать свой ответ. Она, конечно, думала, но совсем не об этом. Она думала о том, что мужчина действительно не ожидал увидеть здесь бога, точнее богиню. Кого угодно - морское чудовище, призрака, любое другое сверхъестественное существо. Но никак не богиню. Из этого остается сделать вывод, что он не так часто с ними сталкивался, и последний раз это произошло очень много лет тому назад.
- Да, - "А почему бы и нет?" Так подумала она, вновь осмотрев мужчину, именуемого Джеком Воробьем. Правильнее капитаном Джеком Воробьем. Не даром же он сделал небольшой, практически незаметный акцент. Видимо, многие забывают об этом его титуле, играющем для любого моряка очень большую роль. В то же время она подумала о том, что этот человек очень даже симпатичный. Даже если другие будут утверждать обратное, она останется при своем мнении.
Усмехнулась, услышав слова о том, что люди, несмотря на то, что большинство из них верят в создателя всего сущего, остаются еще те, кто верит в старых богов. Это совершенно естественно. Всегда будут те, кто не будет принимать перемен, те, кто будет предан тому, чем жили и ради чего боролись их предки. Потому совершенно не удивительно, что некоторые люди не приняли веру в единого бога и остались верны пантеонам многочисленных божеств.
Но также необходимо отметить то, что, похоже, пират наделен неплохими актерскими качествами, навыком убеждения или невероятной харизмой. Или всем ранее перечисленным сразу. Простой моряк (ладно, не совсем простой моряк, но все же) сумел обвести туземцев вокруг пальца, дабы достигнуть своей цели - найти это место. Так что за это нужно было отдельно его наградить. "Надо будет спросить, насколько изменились с момента моего заключения традиции в этой области".
- Это я скорее их найду, а затем хорошенько по голове настучу за такое, - пожала плечами, не спуская с него взгляда, - Наверняка обо мне они уже давным-давно забыли. Возможно, это даже к лучшему... - сделав небольшую паузу, во время которой скрестила руки на груди и начав медленно ходить вокруг Джека, она продолжила: - Что касается моих планов на будущее, то я бы хотела вначале вернуть себе истинный облик. В человеческом теле я могу использовать лишь малую частицу своей силы.

+1

7

[indent] Богиня изучает Джека, а Джек изучает богиню. Между делом пират отмечает, что коллеги по цеху не лишены то ли чувства юмора, то ли чувства вкуса, то ли заглядывали в далёкое будущее, заключая богиню в женское тело: человеческую оболочку или, с позволения сказать, внешность Стратим дали очень и очень. Так сказать, постарались, привлекательности не пожалели, вложились, этим явно не обидели и не обделили. Уж кому, как не вольному пирату, облюбовавшему все публичные дома Тортуги и не только, об этом судить, не так ли? Впрочем, в том может и подвох. Женщину он в любом случае слушал, несмотря на внешние факторы (особенно те два самых выступающих), и даже вдумывался в услышанное. Разочарование от ого, что найдены боли далеко сокровища, его до сих пор не покинуло, но капитан Воробей не был бы капитаном Воробьём, если бы не пытался выловить из ситуации хоть какую-то пользу.
[indent] — Позволь уточнить, как именно ты собираешься это сделать? — богиня ходит вокруг него, а он следит за ней взглядом, едва насупившись. Нет, жаль, со спины не видит, слепая зона. Но и крутиться вокруг себя тоже не хочется. — И, если речь зашла о твоей волшебной внеземной стороне, то... что ты, говоришь, за часть сил в тебе осталась? — Джек, наученный опытом, по-прежнему не горит желанием брать на борт женщину, даже если они и является богиней. Зато уж очень обходителен (нет?) и с интересом более чем искренним. С другой стороны, возвращаться на корабль совсем с пустыми руками — команду не воодушевит явно, а окажись у Стратим какие-никакие полезные в пиратском быту навыки (помимо уже не раз упомянутых выступающих частей тела), то это бы хоть как-то сие дело компенсировало. Или капитан хотя бы смог бы наплести какую-то небылицу (как делал это с удивительной частотой), используя её остатки силы в качестве своеобразной находки. Богиня уже озвучила свою злость, обиду и желание отмщения по отношению к сородичам (или всё же коллеги? черти  их знают), но вот о ненависти к людям ничего не сказала, показавшись весьма коммуникабельной и открытой ко взаимодействию. В гневе её пират пока ещё не видел, но, снова, обладал достаточным опытом и воображением, чтобы представить, насколько ему бы не хотелось стать свидетелем подобного. По крайней мере на своём корабле.

+1

8

- Как? - она мягко улыбнулась, вновь оказавшись напротив пирата на расстоянии трех шагов от него и остановившись, но не спустив с него своих серо-голубых глаз. Вопрос его был вполне естественен. Как никак, а любому стало бы интересно узнать о том, как она собирается все это дело провернуть. А на вопросы смертных все-таки стоит отвечать, причем абсолютно честно. Доверие - вот на чем изначально строились взаимоотношения богов и людей. Это потом начались всевозможные интриги. Но в самом начале все было именно так. И именно поэтому богиня была так любима людьми, равно как и те были любимы ею. Потому что все у них строилось на доверии, которое нельзя было не оправдать. - Прежде всего собираюсь найти пару мест силы тех богов, из-за кого я оказалась взаперти. Я хорошо помню, где должны эти места силы, проще говоря - храмы, должны находиться. К тому же там всегда хранилось достаточно много полезных артефактов, которые в твоем деле пригодились бы.
Услышав новый вопрос, она призадумалась. Она прекрасно понимала, что её сила максимально ограничена в этом теле, об этом верховные боги позаботились. Проблема только в том, что она не знала точно, какие способности у неё остались, хотя бы по той причине, что она несколько веков, а то и тысячелетий просидела в этой отвратительной тюрьме, пропустив все самое интересное, и не имела возможности разобраться в том, насколько она ограничена в своих силах.
Стратим сделала глубокий вдох носом и, закрыв глаза, сконцентрировалась на ветре - этот остров всегда славился тем, что здесь всегда был ветер, какой, не так уж и важно. Через несколько секунд она почувствовала его. Северо-западный. И достаточно сильный. Она никогда не жаловала этот ветер и призывала его лишь в том случае, когда её доводили до белого каления. А так она использовала теплый восточный ветер, реже - южный или западный.
- Ветер. Даже верховные эту связь разорвать не смогли, - усмехнулась, радуясь тому, что не все так плохо, как могло показаться на первый взгляд. - Я его очень хорошо чувствую. Помню достаточно много заговоров, чтобы ветер утихомирился. Надеюсь, что навык общения с птицами тоже не потеряла. И, как маленький плюс к этому, как говорила одна моя хорошая подруга, я все достаточно быстро схватываю. Потому несколько тренировок с человеческим, оружием, и постоять за себя смогу в случае чего.
Широко, искренне улыбнулась, после чего убрала свои руки с груди и сложила их в замок перед собой. "Думаю, тебе бы пригодился такой союзник, тем более божественного происхождения".

+1

9

[indent] Джек должен был среагировать на слова об артефактах. И, если честно, он и среагировал. Услышал, запомнил, отложил в памяти, вознамерился уточнить. Однако же, жизнь его неплохо покидала, а природа если и не наградила мозгом, то совершенно не обделила опытом и приключениями, которые обострили хитрость и меркантильность. О таком не говорят просто так люди, а уж тем более не говорят просто так боги, оказавшиеся в весьма... затруднительном положении. Стратим мягко (прямо) намекала, что ей нужно средство для передвижения, дабы посетить невесть сколько хранилищ, попытаться разобраться с невесть какими силами, а потом стать той, кем раньше она и являлась. И в этом всём, конечно же, ей должен был посодействовать капитан. Потому что красивая женщина, долгие плаванья в одиночестве (ладно, в компании козы — всеобщая любимица моряков), где-то там ценные артефакты, от которых, естественно, ни один здравомыслящий пират не откажется. А если и не здравомыслящий, то как минимум меркантильный. По итогу Воробей должен был повестись на подобную перспективу, и он, честно сказать, повёлся. Если, конечно, его условия окажутся приняты. А чтобы дойти до условий, нужно пройти этап материальной выгоды.
[indent] — Я совершенно точно хочу знать, чем же меня могут заинтересовать какие-то там артефакты, «которые могут пригодиться  в моём деле». Особенно если я не слышал о них ранее, — а если не пускают слухов, значит либо вещь совершенно бесполезная, либо живым никто не выбирался, либо её просто-напросто не существует.  — Но сначала я хочу понять кое-что другое, — пират на этот раз сам двинулся с места и принялся ходить вокруг Стратим кругами, рассуждая вслух с активной жестикуляцией. — Предположим, что ты посетила эти места. Что дальше? Проклянёшь ты небесных жителей в их, вероятно, заброшенных святилищах. Они обрадуются тому, что хоть и свои, но всё же о них вспомнили, или не обрадуются, это вообще не слишком-то важно, на самом деле, мы просто допускаем вероятность, что этот этап ты прошла... А что потом? — и он остановился где-то в стороне от неё, качнулся, лицом в половину обернулся, едва вздёрнув брови.
[indent] Чуйка подсказывала Воробью, что посещения каких-то там мифических мест силы не будет являться единственным условием. Рано или поздно коллеги по богоподобному цеху, коли живы до сих пор, заметят происходящее и, что совершенно предсказуемо, пожелают этому помешать (или развлечься, варясь в скуке). Капитан Джек Воробей с заточённой в (прекрасном) теле, а потому практически бесполезной богиней против сверх людей, контролирующих ряд природных процессов. Кажется, изначально понятно, на кого стоит делать ставки, ага? В который за последние пять минут раз Джек думает об одном и том же (и нет, это не грудь). Впрочем, чего ещё ожидать от человека, стабильно ценящего две вещи: собственную шкуру и собственную свободу. Думать изначально лишь о выгоде и опасности, а остальное нарисуется само, став условными инструментами для дальнейшей импровизации.

+1

10

Женщина негромко хмыкнула в ответ на его слова. "Вот что мне иногда не нравится в людях, так это то, что им нужно все в подробностях рассказывать. Даже то, что в подробностях знать не следует. Хотя, в принципе, их можно понять. Большая их часть крайне осторожна, когда влезает в какую-нибудь рискованную авантюру, и старается найти нормальную выгоду для себя, желая окупить все свои старания, что происходит, если так посмотреть, не так уж и часто".
- Что ж, в таком случае приведу парочку примеров. Трезубец Посейдона - артефакт, дающий возможность контроля над морями. К тому же один из трех артефактов, с помощью которых мои силы заблокировали. О нем вряд ли ты не слышал в свое время. Или же щит с семью священными розами Афины, каждая из которых символизирует ту или иную область человеческой деятельности и, соответственно, дает своему обладателю успех в этих областях. Как приятный бонус, защищает от любого воздействия, физического или магического - не имеет значения, - проговорила она, но не так беспечно и добродушно, как раньше, а более серьезно. Как никак, а говорит об артефактах, которые могут действительно помочь этому человеку и его команде. Она же должна их хоть так отблагодарить за то, что вытащили из этого кошмарного места, куда возвращаться не хочется от слова совсем! - Я знаю достаточно много артефактов, но не буду их всех перечислять. Это будет очень долго.
Сказав это, она усмехнулась и принялась слушать новый вопрос Воробья (странное, конечно, прозвище, но переубеждать его взять более убедительное прозвище не собирается - это личное дело каждого). Что она собирается делать дальше, когда привлечет к себе внимание богов, в том числе и верховных (если те, конечно, еще живы-здоровы и не заперлись на небесах, в конце концов решив, что больше ловить на земле им нечего)?.. Хороший вопрос, очень хороший. Она задумывалась над этим много раз. Ведь чем она сможет заняться, когда выберется из тюрьмы и сделает то, что хотела сделать на протяжении нескольких столетий, а то и тысячелетий? Пожалуй, она просто скажет правду. Заодно объяснить, что она собирается все-таки сделать в этих местах силы, чтобы привлечь внимание всевышних.
- Посещение мест силы не подразумевает того, что на них будут наложены проклятья. Думала использовать их просто для того, чтобы, скажем так, связаться со своими и попытаться объяснить, что запирание меня в тюрьме было напрасно. Еще когда я была на свободе, я видела, как люди тянулись к единому богу. И, рано или поздно, большая часть людей стала бы поклоняться именно одному-единственному богу, а не огромному пантеону божеств. И единственное, что можно было сделать в данной ситуации и что делала я с Калипсо - просто поддерживать с людьми более-менее хорошие отношения. А верховные боги... Честно, они считали, что, раз они наделены властью, то все им что-то должны, вы, люди, особенно. И, естественно, потеря последователей их не могла радовать. Так что, надеюсь, они сейчас хотя бы понимают, что были не правы в своих поступках... Ой, что-то я далеко ушла со своими рассуждениями, - тепло улыбнувшись, она все-таки ответила на вопрос капитана Джека Воробья: - После этого своеобразного восстановления справедливости я думала просто начать путешествовать по миру и получше узнать людей, их культуру, наверняка изменившуюся спустя столько времени. Мне просто всегда было интереснее среди людей, нежели среди богов. Они хотя бы не так много о себе возомнили и потому не настолько испорчены... - она на несколько секунд впала в меланхолию, но вскоре вновь искренне улыбнулась и пожала плечами, мол, ничего добавить к этому не может.
И именно в этот момент она сообразила, что разговаривает с человеком, а не со сверхъестественным существом, и рассказывает столько всего хорошего про его расу ему в лицо. "Наверное, я это зря проговорила. Может понять меня совершенно не так, как хочется... Хотя кто знает, кто знает этих людей!"

Отредактировано Stratim (Среда, 24 мая 14:29)

+1

11

[indent] Женщины нелогичные — правильная установка нынешнего времени. Воробей и сам дюжинным умом не отличается, но изъясняется и видит мир более чем в понятной форме, если только обратного не требовала ситуация. Слова богини наполнены исключительно юношеской или, что даже лучше, женской безрассудной мстительности.
[indent] «Вы меня заперли, я освободилась, могу жить вечно и радоваться жизни, но вместо этого лучше скажу, что я жива и вас пораздражаю. Один в поле воин, но совсем недолго, стало быть. Интересное видение акта справедливости», — мужчина лишь убеждается в том, что правильно понял сам себя касательно понимания не полноценного понимания Стратим. Этим провисанием можно воспользоваться, однако опасности оно в себе несёт куда больше. Разгневанные боги, как и все потусторонние существа, гораздо мощнее британских солдат и людей в принципе. Воробей обходил людей, обходил и многих не людей, однако последний вариант всегда выезжал разве что на удаче и смекалке, имея слишком много последствий и подводных камней. А такие простые пираты, как капитан Джек Воробей, подводные камни уж очень не любили; разве что, быть может, самим их туда и забрасывать, дабы потом топить нежелательные элементы, прекрасно зная, где камни расположились. Снова: с богами данный вариант проходил так себе. И хоть некоторые выводы о заключённой в женское тело Стратим Джек уже и сделал, оставил много места для «потенциально недооценил». И её как таковую, и те проблемы, что она может ему принеси.
  [indent] — Какие-то боги совсем неумные, оставлять подобное потенциальным мстителям, — между делом заявляет мужчина, вероятно даже себе самому, — или им настолько скучно жить, что камни кидают сами в себя. Незнакомы с ромом, очевидно, — едва разборчиво пробубнил себе и, похоже, богов и подобных им созданий явно не возвышая. Воробей никогда не имел о них особого мнения, менять тенденцию не планировал, и пока весь пантеон не выпьет с ним по две бутылки рома, наверное, не станет чего-то менять. Те же люди, только развлекательная программа масштабнее. И скучнее. — Странные планы, странная философия, я совершенно точно неспособен этого понять, — и не особо-то нужно, и совершенно не хочется, и если говорить об интересе, то его сейчас (всегда) вызывает, к примеру, ром. Верования и прочая чепуха Воробья в принципе не волновала: неоднократные встречи с туземцами как бы способствовали религиозно-тематическому скепсису. За что, видимо, спасибо. — Трезубец Посейдона давно перепрятали. Кое-что важное ты явно пропустила. Может быть изменилось что-то ещё, о чём ты не знаешь, — мужчина развёл руками, а после скрестил их. В голове зародился план, сводящийся к тому, что многое из данных богини устарело, и верить им теперь нельзя. Значит — польза относительная, может быть пустая трата времени. А может быть и нет. Кто, как  не капитан Джек Воробей проверял все имеющиеся мифы на практике? Перспективы-то блестящие, золотые, бочками рома пахнущие. — Вот что я могу предложить, — пират снова принялся ходить кругами, но уже в другую сторону, неизменно покачиваясь и жестикулируя руками. — Я щедро забираю тебя на свой корабль, а ты указываешь мне путь к какому-то из... этих самых островов. Тому, где есть сокровища. Я их забираю и мы направляемся в одно чудное место, где команда пополнит запасы и отдохнёт, а ты... — он совсем остановился, задумался, сам себе состроил рожу, но двигаться дальше пока не стал, повернувшись к Стратим и качнувшись, — получишь возможность обновить свои знания за упущенное время для успешной мести и всё такое. И про Посейдона, и про Кракена, и про  душечек с ромом, — двинулся к ней в несколько медленных шагов, улыбаясь с плутовским прищуром. — Дальше сама решишь, что тебе делать: все моря и океаны будут у твоих ног, вместе со всеми тамошними грязными завсегдатаями. И суша, кстати, тоже. Или можешь остаться здесь. Ждать долго, монотонно, и даже без возможности утопиться или пустить себе пулю в висок. Я, кстати, бывал в таком положении как-то. Знаешь, никому не буду рекомендовать повторять. Так что, — Воробей оказался у женщины за спиной, шепнув ей на ухо, — мы договорились?
[indent] Проще говоря, Джек снова купился. Приключения находили его сами, списываясь под эгиду сокровищ.

+1

12

"Не совсем. Боги просто слишком влюбленны в себя и зачастую не замечают, что их цели и планы на будущее этого мира недостаточно продуманы и реалистичны, если просто не глупы и являются простой тратой времени, не видят мельчайшие детали, зачастую очень сильно влияющие на ход дальнейших событий... И, наверное, я тоже не исключение".
Богиня никогда не требовала понимания с чужой стороны. Она всегда была странной. Для людей была странной, как и любой другой бог или богиня, сами догадываетесь, по какой причине. Среди богов же - из-за духовной близости к людям, из-за иного, более терпимого отношения к ним, из-за контактов между богиней и людьми, основанных не на страхе и терроре, а на взаимном уважении и доверии. Единственное, что она требовала от окружающих - просто принимать её такой, какая она есть, не пытаться ограничивать её свободу, какую бы то ни было. Конечно, попытаться переубедить всегда можно, а вот резко, насильно менять её мировоззрение... Нет уж, она убьет любого, кто попытается это сделать.
Потому она лишь усмехнулась, услышав такие слова из уст капитана морского судна. Не понимает - значит, не понимает, что уж тут поделать. Главное, чтобы потом из-за этого непонимания не относился к ней слишком предвзято, а то может неприятно получиться. А со всеми остальными проблемами, которые могут возникнуть в общении, да и не только в нем, она сможет разрешить. По крайней мере попытается и будет надеяться на успешное разрешение.
Она скрестила руки на груди, после чего, внимательно выслушивая предложение Воробья, правую руку поднесла с немного острому подбородку и начала по нему стучать пальцами. Нужно отметить, что это предложение было очень, очень заманчивым. Во-первых, у неё будет возможность побольше узнать о человеческой культуре, за те годы, что она провела в магической тюрьме, очень сильно изменившейся. Как никак, а люди ей очень нравятся, что уж тут поделать. Даже в какой-то момент в голове проскользнула мысль, что, возможно, это даже к лучшему, что она в человеческом облике заперта - заниматься любимым делом будет намного легче. Во-вторых, у неё будет возможность проверить, насколько верна на данный момент имеющаяся информация. Ведь, как сказал Джек, тот же самый Трезубец Нептуна перепрятали, так что она не удивится, если многие артефакты будут находиться не там, где находились изначально. И, в-третьих, прельщала возможность выбора дальнейшего пути. Хотя уже сейчас она знает, как, вероятно, она ответит на такой вопрос. Торчать на этом острове в полнейшем одиночестве более она не собиралась, так что, вероятно, она будет рада путешествовать по новому удивительному миру (иначе мир людей она охарактеризовать не может, тут уже ничего не поделаешь).
Стратим слегка вздрогнула, когда почувствовала дыхание мужчины над ухом, но тут же пришла в себя. Негоже богине проявляться свою слабость, тем более перед обыкновенным человеком. Хотя в какой-то степени её реакция была вполне естественна. У неё никогда ничего не было ни с мужчинами, ни с женщинами. Вот так вот получилось. Правда, об этом никто не знает.
- Договорились, - недолго думая, ответила она, развернувшись к пирату лицом.

+1

13

[indent] Допускал ли Джек вариант, в котором Стратим отказалась бы от его предложения? На самом деле, нет. Вообще никак, совершенно. Выбора у неё в принципе не было, и из тех вариантов, что можно было назвать выходом из сложившегося положения, она выбрала единственный. В этом он ни секунды не сомневался. А вот с чем до сих пор не определился, так это с наличием или отсутствием радости по такому развитию событий в целом и женщине в команде в частности.
[indent] — Прекрасно, — Воробей растягивается в улыбке, покачнувшись и заглянув в лицо женщине, а после развернулся туда, откуда и пришёл. Отойдя на несколько метров от Стратим, от помахал рукой, призывая её следовать за ним. Теперь остров имел свои очертания, границы и не находился в тумане, став самой обычной пустынной сушей.
[indent] У берега их ждала привязанная за вбитый в землю кол лодка, а вдалеке виднелся корабль. Очевидно, тот самый, на котором Джек и приплыл.
[indent] — «Чёрная Жемчужина», — не без гордости и с совершенно искренней улыбкой заявил капитан, обернувшись к спутнице, а после снова отвернувшись и уставившись на корабль. Подзалип так ненадолго, откровенно любуясь на горизонт и свою любовь всей жизни. — Моя «Чёрная Жемчужина», — повторил он для себя совершенно негромко, просмаковав собственные слова, греющие душу. Опомнившись, однако, поспешил качнуться, развести в воздухе руками и подойти ко вбитому колу. — Дамы вперёд, — пират помог богине забраться в лодку, после чего отвязал её, оттолкнул, залез по ходу. Затянул верёвку и, приложившись к вёслам, они-таки поплыли по направлению к Жемчужине. Стратим же выпала возможность посмотреть на место своего заключения с другой стороны. — Постарайся не говорить слишком странных вещей на борту, тебя могут не понять и занервничать, смекаешь? — а лучшие бы вообще молчать, соглашаясь с капитаном. Да, было бы совсем хорошо. Правда вот пират сомневается, что богиня так может. Или может? Ай, глупая, отвратительная затея, но он уже вляпался.

[indent] Команда помогла Воробью и его спутнице забраться на борт, однако дальше проследовало молчаливое изучение Стратим и отсутствующих сокровищ. Вопросительный взгляд на Джека.
[indent] — Капитан, — выступает Гиббс, выражая, как и всегда, мнение команды, — а мы... разве не прибыли сюда за сокровищами?
[indent] Джек согласно повёл бровями, оставаясь гордым и невозмутимым.
[indent] — В таком случае, команда очень хотела бы знать... где они? Несметные, блестящие, осязаемые? — Гиббс красноречив, как и всегда.
[indent] — Господа, я понимаю ваше удивление, но давайте смотреть на это всё шире. Да, в этот раз мы не получили обычных сокровищ, что, конечно же, печально. Но! Мы получили кое-что получше: источник, который знает местоположение не одного тайника с сокровищами, — он с прищуром обвёл команду взглядом, жестом руки показав, что ещё не договорил и вопросов не жалует. — Богиня Стратим собственной персоны. Легенда, о которой знает каждый моряк, — пираты посматривают друг на друга, переглядываются.  — Кто, как не она способен указать путь к несметным богатствам, смекаете? — и Воробей замолкает.
[indent] — Но, капитан, это женщина. На корабле, нехорошая  примета...
[indent] — Джек, ты уверен? — наклоняется к его уху Гиббс, смотря на Стратим.
[indent] — Абсолютно, — спокойствие, уверенность и гордость. На деле капитан ни в чём не уверен, но виду не показывает. И чисто формально не спрашивает, как часто его предчувствие их подводило. Ибо, знаете ли, бывало. — Хватит пялиться, все по местам, мы отплываем. А курс... курс будет... Позже, — он развёл руками и кивнул богине, зазывая её за собой в капитанскую каюту.
[indent] Там, собственно, и закрылись.
[indent] — Карта, мне нужна наводка, путь к острову с богатствами, — поясняет Джек, попутно сдвигая всё со стола и раскрадывая на нём карту. Наткнулся на бутылку рома, хотел выпить, но та оказалась пуста. Пробубнил себе что-то на эту тему и поднял глаза на Стратим, в ожидании одной рукой уперевшись о стол. Что-то подсказывало, что на пути его корабль снова ждёт что-то совсем нехорошее.

+1

14

"Это уж точно. По крайней мере, я наконец-то мир посмотрю, проветрюсь, если можно так сказать. Тем более, что на человеческих кораблях я практически не плавала, а не воспользоваться таким шансом просто грех". Богиня усмехнулась, внимательно следя за каждым движением своего нового знакомого, и попутно еще раз прокручивала в голове мысль, что помощь с поиском сокровищ будет хорошей платой за освобождение и предоставление возможности повидать своими глазами спустя столько лет человеческий мир. Как никак, а артефакты, которые там хранятся, всегда пригодятся. Правда, насчет некоторых артефактов стоит уточнить, ибо с тем же самым Трезубцем Посейдона вышло не очень.
Как только женщина, последовав за моряком, вышла к морю и почувствовала под босыми ногами теплый песок, её взгляду предстал великолепный корабль, сделанный из черного дерева, с выделявшими на чистом голубом небе своими черными парусами. В глазах её читалось изумление. Были в её время, если можно так сказать, галеры, дромоны, дракары (да, люди хотели быть похожими на драконов, этих крылатых чешуйчатых ящериц, что плюются огнем, а вот птицы терпеть их не могли, Стратим тоже), шнеки, джонки. Но таких кораблей... Таких кораблей она никогда не видела.
- Невероятно... - она даже не заметила, как произнесла свою мысль вслух. Хотя оставалось надеяться лишь на то, что капитан этого корабля, заслуженно носящего имя "Черная Жемчужина", не услышал её слов. Но кто знает, кто знает... - Благодарю, - мягко улыбнувшись мужчине, она ловко забралась в шлюпку и устроилась поудобнее. Мысль о том, чтобы помочь грести лодку, появлялась, но она не решилась её осуществить. Разве ей позволят такое? Разве её поймут, тем более зная, что она - не простой человек, а богиня?.. Вряд ли.
В ответ на просьбу Джека много не болтать она лишь кивнула, мол, все поняла. К тому же, она и так много говорить о себе не собиралась, она решила довериться капитану и предоставить ему возможность представить её команде так, как сейчас принято.

Через некоторое время Стратим уже стояла на палубе корабля и старалась запомнить все, что видит, в мельчайших деталях, ведь детали зачастую помогают гораздо больше узнать о том обществе, в котором оказался, чем любые разговоры.
Первое, что бросилось в глаза, - отсутствие цепей на команде. Значит, рабства больше нет. Ну, или рабовладельцы очень хорошо скрываются. И отсутствие рабов на корабле, несомненно, очень радовало. Она никогда не понимала этой системы и старалась держаться от рабовладельцев подальше. Не потому, что боялась попасть в их лапы, люди никогда не поднимали руки на богов. Потому, что не могла видеть, как одни люди заставляют других страдать ради достижения своих собственных, зачастую не самых благородных целей. А сейчас, в это время, все люди участвовали в работе.
Второе - это взгляд членов команды. Похоже, они очень долгое время не видели женщин. Тем более таких, как она, если вспомнить, как внимательно изучал её внешний вид Воробей, когда они были еще на острове. Так что можно сделать вывод, что нужно быть крайне осторожной при общении с мужчинами на корабле, если будут сильно приставать, прибегать к крайним мерам. Либо хорошее подробное объяснение, что не стоит так делать, либо физическая сила. Хотя о какой физической силе речь идет, если она знает только теорию обращения с оружием, а на практике к нему никогда не прибегала?
Она стояла рядом с Джеком, когда тот объяснял своим ребятам ситуацию. И она была довольна таким объяснением. Как никак, а впервые спустя неизвестно сколько времени она увидела столько удивления в глазах людей. Но долго насладиться этим не получилось: нужно было идти за капитаном в какую-то комнату, чтобы обсудить дальнейший план действий.
Капитан корабля сдвинул в сторону бутылку с каким-то напитком и еще парочку вещей, а затем положил на стол карту. Когда Стратим еще была на свободе, карты только начали появляться, они были не так совершенны и точны. Эта же карта была гораздо лучше тех, с которыми ей приходилось иметь дело. "Что ж, это даже к лучшему". Ненадолго призадумавшись, она начала вспоминать, где находятся ближайшие острова с сокровищами, которые были так нужны Джеку. И спустя несколько секунд она вспомнила. Небольшой, ничем не примечательный островок на юге, на котором не наблюдалось (и оставалось надеяться на то, что не наблюдается и сейчас) ни одной живой души. Единственная достопримечательность - небольшой вулкан, который давно уже потух и не собирался давать о себе знать. И, что самое главное, на этом острове были сокровища, среди которых наблюдался очень сильный боевой артефакт - Щит Марса (словно бог войны позволил бы жителям одного города хранить свой щит, дал им просто очень хорошую копию на хранение). Конечно, были и ловушки, но об этих ловушках богиня знала все - участвовала в их создании в свое время.
- Нам нужно сюда, - спокойно и уверенно проговорила она. - Сейчас, насколько понимаю, у кораблей скорость гораздо больше, поэтому добраться до него не составит труда. Сокровищ там должно быть достаточно, чтобы хватило на необходимые денежные траты в ближайшем порту. Так было, по крайней мере, на момент моего заточения. Вряд ли за это время что-то изменилось - люди не рисковали так далеко заплывать даже ради сокровищ.

+1

15

[indent] Не прошло и двух часов, а Джек уже сомневается в правильности принятого решения. Или не сомневается? Вот это-то и смущает. Неопределённость. К неудачам, равно как и к удачам, капитан уже давно привык, однако обычно он конкретно знает за чем, куда и с какими нюансами плывет, прежде чем отправляться в очередное приключение, не всегда понятное здравомыслящему человеку. Вот и сейчас он внимательнее, чем могло показаться, следил за указываемым Стратим направлением. Чтобы оценить, понять и быть готовым. К примеру, к провалу, хоть статус богини и придавал некоторой ценности и хоть какой-то надёжности её словам.
[indent] — Испанцы, — произнёс он сам себе без особого удовольствия, с прищуром глядя на указываемое женщиной место и пошевелив усами. — Это их воды. Они особо лютые и чуть умнее англичан, — перевёл взгляд на Стратим. — Как мало ты знаешь о людях по существу, — мужчина усмехнулся, вдруг наклонившись под стол, дабы достать оттуда ранее открытую, но забытую бутылку рома. А потом бы первую наполнить из бочки, да, было бы неплохо. — Сегодня они готовы заплыть гораздо дальше; куда угодно, если там будет то, чего они жаждут, — всё также копаясь под столом. После выпрямился, откупорил зубами бутылку, перекинув затычку на стол куда-то рядом с картой, и глотнул вожделенного рома. — И я отношусь к их числу. Нет, не так: я возглавляю тех, кто готов рисковать,  — он растянулся в самодовольной блаженной улыбке, а после переключился на карту. Столь же одновременно лаконично и неожиданно с темы А на тему Б. —  Не меньше недели, может быть двух. Ты находишься на борту самого быстроходного из всех существующих кораблей, дорогуша, — пират наклонился к столу и, упершись о дерево обеими руками, принялся изучать координаты. Взял для этого измерительные приборы, что-то подсчитывая в мыслях, а затем принялся рассуждать вслух, обращаясь одновременно и к себе, и к Стратим. — Слишком просто. Я бывал в этих водах, и испанцы бывали, и французы. Все бывали. Должно быть что-то ещё. Изменяющееся пенящееся течение, призраки, нагоняющее безумие, исключительно определённое время суток, специальные слова, ритуалы, жертвы, чтобы не каждый смертный мог добраться, не говоря уже о возвращении назад... — Джек выпрямился и глотнул ещё рома, уставившись прямо на женщину. — В противном случае за эти... тысячелетия меня опередили, и тебе нужно вспомнить что-то ещё.  Или, может, есть нечто, что мне необходимо знать о конкретно этом месте? — капитан чуть наклонил голову вперёд и приподнял брови.

+1

16

"Видно, у меня очень много пробелов о знании этого мира..." Богиня прекрасно понимала, что за то время, что она провела в своей тюрьме, все могло кардинально измениться. Но чтобы настолько... Она такого не ожидала. Но особо этому она не расстраивалась. Как никак, а она всегда очень быстро училась чему-то новому и усваивала информацию, потому особых проблем с изучением этого мира, а также царящими в человеческом обществе, в котором, вероятно, ей придется прожить достаточно много времени, не должно возникнуть.
В то же время она была рада, что среди людей остались те, кто готов в любой момент кинуться в какую-нибудь авантюру. Раньше их можно было посчитать по пальцам, сейчас же, похоже, их стало гораздо больше. И человек, которому она обязана своим освобождением, являлся одним из лидеров таких людей. По крайней мере, так он себя охарактеризовал.
- Есть, - проговорила спокойно и уверенно, глядя на Джека. - Чтобы попасть в сокровищницу, необходимо пройти три испытания. Первое - это найти вход. Он находится с восточной стороны острова, замаскирован под водопад. Второе - вырубить циклопа. Брата того самого, с которым Одиссей разбирался. Сразу скажу, циклоп неуклюжий и медлительный. И очень толстый. Загоните его в замкнутое пространство, из которого он не выберется, и завалите вход - считайте, что прошли. И третье - определить, где находится настоящий ключ от сокровищницы. С этим тоже проблем не возникнет, выбираете деревянный ключ и открываете им дверь, - она усмехнулась, понимая, какой эффект воспроизвела на мужчину. Если бы он сейчас задал вопрос: "Откуда ты это все знаешь?", она бы нисколько не удивилась, так как это - вполне естественная реакция на сказанное. - Я участвовала в создании всех этих ловушек. Иначе я бы о нем не заговорила, - сделав небольшую паузу, дабы дать возможность переварить ранее сказанное, она наконец-то обратила внимание бутылку, из которой капитан корабля периодически что-то пил. - Кстати, а что у тебя там, в бутыли? - она вопросительно приподняла одну бровь, переводя взгляд с него на сосуд и обратно.

+1

17

[indent] Капитан уже повидал многое, совершенно точно зная, что ещё больше небылиц ему только лишь предстоит испробовать на себе. К сожалению или к счастью. Зато что в таком случае точно хорошо: за этим всем всегда скрываются сокровища или нечто ценное. Ибо в противном случае зачем водиться с богами, сыскать их гнев или, наоборот, особую симпатию. Оба варианта ведь чреваты, ну, нелюди, они же такие, знаете ли, сумасшедшие? И, вслушиваясь в слова заключённой в тело одной из них, Воробей в который раз про себя отмечает данное чудачество. Зачем вообще прятать что-то среди людей по факту? Ну, допустим, скуки ради: оставил что-то в потенциале полезное, заставил это преградами да страшными существами, и наблюдай за тем, как смертные пытаются всё это преодолеть. Или как-то так. Иного объяснения, как и причины, Джек не видел.
[indent] — Циклоп, какая прелесть, — пробормотал пират, пялясь на свою бутыль с чуть напряжёнными бровями. Фантазия уже вырисовывала не только несметные сокровища, но и вот это всё, о чём повествовала Стратим. — Древности богов обход, значит. Прекрасно, — он развёл руками в воздухе, утверждаясь и в направлении, и факте необходимости пройти через всё  только что услышанное. — А? О, — глаза Воробья оторвались от бутыли и теперь уставились на женщину. Ну очень, в крайней степени удивлённо, — ром. Напиток богов, но только не тех, — на самом деле предсказуемо, конечно, что Стратим ничего подобного не застала, этого следовало ожидать. Да вот только Джек о таком как-то даже и не задумывался. Для него ром привычнее воды и суши, неотъемлемая часть жизнь. Оттого практически изначально он воспринимал это за норму и для остальных, хоть и прекрасно знал, что у большинства людей  (и не людей) оно иначе. — Им моряки утоляют жажду, изгоняют грусть и печаль, сближаются и радуются пиратской жизнью, — капитан растянулся в полу-плутовской улыбке. — Хочешь попробовать?

+1

18

Как бы Стратим ни хотелось признавать, но этот человек ей начинал постепенно нравиться. Нет, ну а почему бы и нет? Во-первых, он предоставил ей условия для более-менее нормальной жизни на первое время, чтобы она решила, как будет жить дальше в этом огромном, прекрасном, изменившемся за неизвестно сколько лет мире. Во-вторых, он, в отличие от большинства людей, держится совершенно естественно в присутствии богини, не боится наказания. Предстает таким, каким он, вероятно, на самом деле и является. А это заслуживает уважения. Ну, и, в-третьих, его харизма. Несмотря на то, что он был не первым красавцем (простите, но это действительно так), но наверняка у него не было проблем с вниманием противоположного пола - умеет он себя правильно подать в той или иной ситуации.
Удивлению мужчины не было предела. Вероятно, для него употребление данного напитка было нормой, тем, без чего свою жизнь представить нельзя. Точно такой же была бы и у неё реакция, если бы она распивала тут амброзию - божественный нектар, а её новый знакомый спросил, что это она такое пьет. Так что особого удивления такая его реакция на её слова не вызвала.
Зато последовавшие за этим слова заставили призадуматься. Эти слова были своеобразным вызовом. Рискнет ли богиня, бессмертное создание, попробовать напиток, который любят простые смертные, или же предпочтет рому (так называется этот напиток), допустим, благородное вино, которое, несмотря ни на что, в подметки не годится напиткам богов?..
- Почему бы и нет? - брюнетка хитро улыбнулась и, отодвинув все мысли о карте и грядущем походе в сокровищницу богов как можно дальше, выпрямилась в полной рост, после чего скрестила руки на груди и сделала несколько шагов навстречу пирату.

+1

19

[indent] У богини нет ни единого повода отказывать Джеку, в самом деле. Признаться, он в принципе не воспринимал её как, как... как нечто, описываемое в легендах народов мира. Сейчас она обычная женщина. Ну, почти: может быть чуточку бессмертная. Пират более чем уверен, что у неё аналогичные другим людям потребности (может быть приглушённые, но не исключаемые полностью), она точно также может испытывать физическую боль. Только, стало быть, таковая не приведёт к смерти, одаривая разве что извечными мучениями да страданиями а случае, к примеру, болезни какой летальной или пыток. А вот на остальное он бы, пожалуй, посмотрел. Праздного любопытства ради как минимум. Разве что не злил бы Стратим для надёжности, предполагая, что злость богини в любом состоянии зрелище как минимум... шумное. Истеричное, ему не симпатичное.
[indent] — Не смею отказать богине, — не переставая улыбаться пират передаёт женщине бутыль. Наверное, есть смысл спуститься в трюм и набрать обе бутылки дополна, но только позже; пока Воробью и без этого весьма весело. Это походило на то, словно бы монашка попала в его руки и отказалась от всего, что знала раньше, за ненадобностью; а уж жить правильно, в удовольствие, Джек эту самую монашку научит, равно как и всем необходимым для жизни нынешней навыкам да знаниям. Ну, или почти всем. Подобные моменты капитану очень нравились, прекрасно разбавляя и быт, и коротая время, и просто развлекая его растленную морем, свободой и пиратской жизнью  душу. Здорово выйдет, если сама богиня приобщится к подобному, смекаете? Какой опыт и очередная байка от Воробья для последующих пьянок. — Осторожно, обжигает, — опомнившись, мужчина всё же успевает предупредить Стратим. Это для него ром — напиток богов, истина и лучшее пойло на свете. Прекраснее вина и любого другого алкоголя. А для человека стороннего, от ромового культа далёкого, пойло-пойлом, мерзость и гадость. До тех пор, пока не почувствуется послевкусие и не наступит приятное опьянение. И антураж. Для рома очень важная деталь,знает ели.

+1


Вы здесь » Dead Men Tell No Tales » Альтернативные повести » Двери отворяются раз, что-то намечается два [сентябрь 1744]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC